Вебкам за МКАД. Как в регионах зарабатывают на интимных онлайн-услугах

Из Москвы и Санкт-Петербурга вебкам-индустрия стала распространяться в регионы. Даже в маленьких городах люди отбросили стеснение и стали зарабатывать на интимных онлайн-услугах вместо того, чтобы трудиться на заводах или в офисах. Лайф выяснил, сколько зарабатывают вебкам-модели в российской провинции и можно ли выбраться из всемирной секс-паутины без последствий.

Вероника из Самарской области стала самостоятельной вебкам-моделью в 2017 году. Зарегистрировалась на русскоязычном сайте под своим именем, несколько часов в день развлекала зрителей перед камерой и давала всем, кто спросит, ссылку на свою страничку в сети «ВКонтакте». Желающих узнать Веронику поближе и пообщаться бесплатно в соцсетях было слишком много. В вебкам она больше не заходила, страницу в ВК заблокировала.

— За два дня работы «индивидуалкой» я заработала 10 долларов. Подумала, что хорошие деньги на вебкаме — это обман, и перестала им заниматься. Но через два месяца решила найти новую работу, наткнулась на объявление о вебкам-студии в Самаре, — рассказала Вероника Лайфу.

Фото © Shutterstock
Фото © Shutterstock

Приехала. Собеседование проходило на нейтральной территории — на фуд-корте одного из торговых центров. Условия работы её устроили: 50% получает она, 50% — студия. График свободный: сколько поработаешь — столько получишь. Сама студия находилась в центре города. Это была квартира, оборудованная под фотостудию. В каждой комнате — диван, хорошее освещение, компьютер.

В среднем на открытие вебкам-студии в регионе требуется около 300–400 тысяч рублей. В эту сумму входит аренда квартиры, как отмечает владелец одной из екатеринбургских студий, лучше сразу подписывать договор на длительный срок — от полугода, чтобы не вызывать подозрений у арендодателя. Снять трёхкомнатную квартиру в Самаре — 20–25 тысяч рублей в месяц. Моделям нужно купить компьютеры, веб-камеры, диваны или кровати. Желательно приобрести для сотрудников бельё или эротические костюмы, а лучше — и то и другое. Эти траты зависят от количества моделей в студии. Вещание должно идти и днём и ночью, чтобы бизнес приносил прибыль. Поэтому в каждой провинциальной студии работает примерно 10–15 девушек: у каждой свой график, своё количество рабочих дней и своя зарплата. Половину дохода моделей забирает владелец студии: в месяц его прибыль от 300 тысяч рублей.

С новичками перед началом рабочего дня опытные модели делятся секретами: как держать себя в кадре, как заигрывать, как привлечь, чтобы больше заплатили.

— В самом начале стрима лучше сидеть одетой, улыбаться, общаться. И постепенно завлекать зрителей, чтобы они скидывали токены. И работать нужно только на иностранных сайтах. Российские площадки и сайты СНГ не котируются — на них меньше платят, — отмечает Вероника.

Модель-новичок в среднем зарабатывает 20–30 тысяч рублей в месяц. Работать нужно три-четыре дня в неделю по пять-шесть часов. Лучше выходить в «эфир» утром или вечером, днём желающих посмотреть на работу модели намного меньше. Лето считается мёртвым периодом, поскольку зрители уезжают в отпуск или проводят время на пляже, а не у компьютера. Самое прибыльное время года — зима. А самый «рыбный день», как ни странно, 14 февраля. Возможно, одинокие люди особенно хотят любви в День святого Валентина.

В течение одного-двух месяцев модель нарабатывает свою аудиторию, зрители её узнают, поэтому готовы платить больше. За первый месяц аудитория Вероники выросла до 3000 подписчиков, в среднем она зарабатывает 50–70 тысяч рублей. Для сравнения: среднестатистический житель Самары получает 28–35 тысяч рублей в месяц.

Иногда зрители отправляют подарки через интернет-магазины. Модель оформляет в своём аккаунте «лист желаний», который виден её поклонникам и синхронизирован с Amazon или Ozon. Так зритель в онлайне оплачивает подарок — новое бельё, вибратор, духи, гаджеты — и получает за это приватную трансляцию с моделью.

Фото © Shutterstock
Фото © Shutterstock

Вероника боялась, что её разоблачат, поэтому удалила из соцсетей все фотографии, где видно лицо. У её коллег неоднократно были случаи, когда зрители записывали видео или делали скрины экрана, а затем находили страничку модели в соцсетях и шантажировали: плати деньги или видео и фото получат твои друзья и родители.

Недавно о работе Вероники узнали её родители. Они настояли на её уходе из вебкама.

— Я скучаю по своей работе, но, к сожалению, больше никогда не смогу на неё вернуться, — с грустью говорит девушка. — Это останется одним из самых ярких и безумных воспоминаний в моей жизни.

Сейчас Вероника работает менеджером. Вебкам стал для неё не только приключением, но и психологической травмой. Тяга к мужскому полу у неё пропала. Сотни пошлостей, которые девушка читала в чате от зрителей, отбили у неё всё желание на интим в реальной жизни.

— Когда ты по 300 раз за день читаешь Baby, you’re awesome, Wow, you have great big ass, тебе так это надоедает, что просто хочется услышать простого человеческого: «Ты так классно готовишь пельмени», — добавила Вероника.

Ищу модель. Дорого

Виктория из Челябинской области сама подрабатывала моделью в вебкам-студии. Зарабатывала по 60–70 тысяч рублей в месяц. Но девушке эта работа быстро наскучила: ей не нравилось, что мужчины видят в ней только сексуальный объект. Поэтому она стала «охотником за головами» — занимается поиском моделей для вебкам-студий.

— Я просто осталась в хороших отношениях с владельцем студии, в которой сама работала. Затем познакомилась ещё с одним. Для них я ищу моделей. Они платят $100–200 за девочку, которая отработала месяц, — говорит Виктория.

Фото © Shutterstock
Фото © Shutterstock

Интересующихся вебкамом в Челябинской области много. Но соглашаются работать единицы — в среднем два человека в месяц. В маленьких городах, по мнению Виктории, девушки не знают о работе онлайн-моделью, а те, кто знает, боятся разоблачения. В студиях запрещено работать, скрывая лицо (надевать маску или очки, опускать камеру), поэтому есть риск быть кем-то узнанной выше.

— Когда мне говорят, что вебкам — это проституция, я искренне обижаюсь, — говорит Виктория. — Вебкам — это шоу, спектакль, флирт и удовольствие.

Чаще всего Виктория «хантит» молодых девочек, которые готовы по минимуму замарать свою честь, но хотят много на этом заработать. Набор строго с 18 лет. Возраст ухода из профессии может быть самым разным. Виктория находила женщин старше 60, которые были готовы работать для любителей.

В Челябинске девочек, которые работали в студии, но решили завязать, отпускают легко: уйдёт одна — найдут другую. Проблемы с уходом чаще, по словам Виктории, возникают в Санкт-Петербурге и Москве, где этот бизнес очень развит. При трудоустройстве девушки дают свой паспорт, чтобы работодатель мог сделать копию и записать данные модели. В мегаполисах девушкам сложно вернуть свой паспорт, если они больше не хотят работать в студии.

— Социальный статус моделей очень разный. Есть девушки из благополучных семей, которым просто не хватает чего-то новенького в жизни, а есть те, кто погряз в долгах и выбирается из них с помощью вебкама, — говорит вебкам-HR.

© "VK / Вика, найди мне работу | Челябинск, Копейск"

Виктория создала отдельный паблик, в котором выкладывает все вакансии по Челябинску и ближайшим городам, среди которых иногда появляется предложение стать вебкам-моделью. Большинство найденных Викторией сотрудников онлайн-услуг — девушки, но есть и пары.

Парочка для ценителей

Николай хотел заниматься арбитражем трафика сайтов — то есть перенаправлять людей с одной платформы на другую. Случайно наткнулся на сайт по вебкаму. Решил попробовать, уговорил свою девушку работать вместе, чтобы больше зарабатывать. Она сначала была в шоке, но всё-таки согласилась.

Парни-модели в вебкаме есть, но они работают для гомосексуалов, а для этого нужен особый образ. Просто улыбаться на камеру недостаточно — нужно удовлетворять сексуальные фантазии зрителей. Николай к такому не был готов.

Фото © Shutterstock
Фото © Shutterstock

— У меня была мальчишеская мечта сниматься в порно, это было в 13–14 лет. О том, чтобы действительно работать в этой сфере, я не задумывался. Но вебкам мне понравился, потому что мне интересен интерактив, — говорит Николай.

В первую неделю работы пара устраивала пятичасовые стримы на протяжении пяти дней. Но физически такой график соблюдать было сложно, поэтому влюблённые решили выходить в прямой эфир реже и на меньшее время.

— У других парочек бывают частые ссоры из-за того, что они не могут разделить рабочую и личную сферы, — рассказывает Николай. — Во время работы переходят на личности и после смены начинают обсуждать работу: это не сделала так, то не сделала так, на фоне этого сильно ссорятся. У нас всё с этим очень строго, мы к этому относимся только как к работе. Есть секс на работе — есть секс дома, и это разные вещи.

По мнению модели, вебкам заставляет их с партнёршей развиваться: изучать языки, следить за фигурой, больше читать, чтобы с ними было интересно поговорить зрителям перед близостью или после неё.

В месяц пара зарабатывает до 200 тысяч рублей. Заработок зависит от их желания: если сегодня лень, то в эфир не выйдут, но и деньги из-за этого потеряют.

Как отмечает HR Виктория, желающих работать вдвоём меньше, да и аудитория у них специфическая — кто хочет посмотреть на секс двоих, включит порнофильм. С моделями-одиночками зрителям интереснее, они чувствуют себя особенными гостями, общаются с девушкой, которая тратит своё внимание именно на них. Но, как показал опыт Николая, гетеросексуальным парам легче стартовать — они привлекают сразу больше трафика, чем индивидуальные модели, которым нужно постепенно влюблять в себя зрителя.

Фото © Shutterstock
Фото © Shutterstock

Николая и его девушку приглашали работать порностудии Франции, Чехии и США. Обещали $1000 в неделю. Но пара отказалась, потому что перелёт, проживание и виза — это расходы, которые ложатся на моделей. И такая оплата им не очень выгодна. Эти же деньги они могут заработать за три дня в вебкаме. Предлагали сниматься в фильмах для взрослых в Санкт-Петербурге, но количество историй о «чёрных студиях» Питера, где забирают паспорт и шантажируют раскрыть «профессию» актёров родителям и друзьям, увеличивается из года в год. Поэтому эти предложения пара даже не рассматривает.

Налоги вебкам-модели не платят, хотя в США эта индустрия очень строго облагается большими налогами, а на Украине запрещена. Ни один закон в России не запрещает работать вебкам-моделью. Официально эта деятельность не считается проституцией или порнографией.

Но есть вопросы морали: как в маленьком городе под Самарой или Челябинском будут реагировать люди, если узнают, что их знакомая развлекает по «вебке» кого-то, кто не является её парнем? Скорее всего, будут осуждать. Хотя, как утверждают сами модели, желающих стать частью вебкам-бизнеса очень много. Гибкий график, хороший заработок и сплошные комплименты привлекают людей всех возрастов. А что до нравственности — каждый решает для себя.

 

ИСТОЧНИК

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан.