«Секс в нефтяном городе». Премьера фильма о тёмной стороне жизни американского города нефтяников

На телеканале RTД состоялась премьера документального фильма «Секс в нефтяном городе». Авторы расскажут, как американский Уиллистон из провинциального городка превратился в столицу нефтяного бума Северной Дакоты. Мужчины здесь могут быстро заработать очень большие деньги, а вот многим женщинам, которые отважились приехать в Уиллистон, приходится нелегко.
«Секс в нефтяном городе»: на RTД премьера фильма о тёмной стороне жизни американского города нефтяников
10 октября на RTД вышел фильм «Секс в нефтяном городе». Съёмочная группа телеканала побывала в американском Уиллистоне в штате Северная Дакота и узнала, как изменилась жизнь города после неожиданного нефтяного бума.

Представьте себе захолустный американский городок, где все друг друга знают в лицо и обязательно здороваются на улице, где бармен приветствует по имени каждого посетителя, а самое тяжкое преступление, с которым сталкивалась местная полиция, — неправильная парковка. Тихое место, где никогда ничего не происходит.

И вот в такой городок с населением примерно в тысячу жителей неожиданно переезжает тысяча мужчин. Потом ещё тысяча. Потом ещё. Жить им негде, поэтому они селятся в наскоро возведённых бараках на окраине. Нет, они не преступники, не военные, не члены какой-то секты, многие из них вполне приличные люди. Просто крепкие мужчины со всей страны в возрасте от 18 до 40 лет, как правило, без семей, жадные до работы и денег. Что из этого вышло, хорошо знают жители Уиллистона в Северной Дакоте, где в какой-то момент на одну женщину стало приходиться десять мужчин.

Нефтяной бум

Когда-то Уиллистон тоже считался захолустьем. Теперь он — один из главных американских центров по добыче нефти, а также неофициальная столица проституции и наркотрафика в этом регионе Соединённых Штатов. Так бывает, если в городе слишком много парней с большими деньгами и им совершенно нечем заняться. Добро пожаловать на новый Дикий Запад!

Если ехать в Уиллистон из Бисмарка, столицы Северной Дакоты, то пейзаж долгое время будет довольно унылым: однообразные луга, на которых изредка можно встретить пасущихся коров. Всё меняется, когда вы попадаете на Баккен — так тут называют территорию на Баккеновской формации — одно из крупнейших североамериканских месторождений нефти. Территория здесь напичкана вышками и «качалками». О залежах нефти в этих местах знали ещё в 1950-х годах, но только к середине 2000-х технологии гидроразрыва (или фрекинга) вкупе с высокой стоимостью барреля позволили начать добычу. Последовал настоящий нефтяной бум. В регион хлынули гигантские деньги, а вслед за ними потянулись мужчины, в основном рабочий класс, которые готовы были вкалывать сверхурочно, но и прилично за это получать.

Водитель грузовика в Северной Дакоте и сейчас может зарабатывать как профессор в Нью-Йоркском университете — $100 тыс. в год. И даже больше.

Быть одинокой девушкой на Баккене — очень рискованно. Если верить статистике, количество изнасилований, домогательств, похищений, убийств среди женщин с началом нефтяного бума возросло в разы. Женщин сильно не хватало. На женщин возник спрос.

Так вслед за нефтью и большими деньгами в Уиллистон пришла проституция. Началось всё со стрип-клубов, причём некоторые стриптизёрши в Уиллистоне могли получать до $3000 за ночь. По прибыльности интим опередили только торговля нефтью и наркотиками. Снять девушку на Баккене теперь так же просто, как заказать на дом пиццу.

История проститутки

Уинди Лазенко переехала в Северную Дакоту в 2013-м, в самый разгар нефтяной лихорадки, и хорошо помнит своё первое впечатление: в городе одни мужчины. В барах, на заправках, в супермаркетах, в банке — повсюду. И где бы она ни появилась, сразу становилась центром внимания: привлекательная женщина с яркой внешностью — и, что самое важное, совершенно одна.

Воздух был пропитан тестостероном, и Уинди с её сложным прошлым сразу почувствовала эту опасность.

У Уинди сложная судьба. В 13 она сбежала из дома от отца-насильника. Потом связалась не с теми людьми, и ещё подростком её вовлекли в занятие проституцией. В Уиллистон Уинди приехала помогать таким же, как она, — девушкам в зоне риска. И вот они схлестнулись: отчаянная одинокая женщина с порочным прошлым и монстр, которого питают бешеные нефтяные деньги, мужская похоть и общая атмосфера угара в духе новой золотой лихорадки.

  • © RT

Многие служащие полиции тоже были не прочь сходить к девочкам по вызову — и на проблему закрыли глаза. К тому же легко поддаться мысли, что девушки сами делают такой выбор: едут на Баккен работать в сфере интима, чтобы быстро сорвать куш. Пусть и нелегально.

Но Уинди Лазенко приехала в Северную Дакоту бороться не с проституцией, а с современным сексуальным рабством, одним из мировых центров которого и стал скромный по американским меркам городок Уиллистон. Когда где-то начинают крутиться большие деньги, вокруг тут же возникают люди, готовые нагреть руки. Бизнес интим-услуг тут не исключение. $300 в час, а именно столько стоят на Баккене девочки по вызову, зарабатывают не они сами, а их сутенёры. Они же устанавливают квоты: от $3000 до $4000 за ночь. То есть девушка должна обслужить за ночь 10—12 мужчин. Пьяных, толстых, грубых — любых. Тех, кто квоту не выполняет, сутенёры могут избить. Или оставить без еды на сутки: своих денег у ночных бабочек нет, они всё отдают покровителям. У многих из них есть татуировки: «Собственность…» — и дальше кличка сутенёра. Такая же долгие годы была и у самой Уинди на левой лопатке.

Современное рабство

Справедливый вопрос: если девушкам так плохо, почему бы им просто не сбежать? Они смирились.

Сутенёры ломают психику девушек: «Это всё, на что ты способна, это всё, чем ты можешь зарабатывать, ты никому больше не нужна». Шантажируют: «Если ты сбежишь, я покажу твои снимки родителям». Или: «Я отыщу твоих детей и расправлюсь с ними». Это разновидность рабства.

Для Уинди стоило большого труда уйти от этих людей, чьи имена она до сих пор боится называть перед камерой. Ей пришлось совершить поступок, в котором она будет раскаиваться до конца жизни. И именно это толкает её вперёд, именно это привело её в Уиллистон помогать девушкам выкарабкаться. Для того, чтобы наконец примириться с прошлым и обрести покой.

В этом фильме Уинди Лазенко впервые рассказывает миру свою историю. Трудно поверить, что нечто подобное до сих пор происходит, и не где-то в странах третьего мира, а в благополучной Америке. В конце фильма Уинди признаётся, на что ей пришлось пойти, чтобы обрести свободу. Она проводит съёмочную группу RT по самым злачным закоулкам Уиллистона и показывает ту сторону нефтяной лихорадки в США, о которой не принято говорить вслух.

ИСТОЧНИК

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан.