О чем молчат Instagram-модели: клиенты из высших органов власти, безнаказанные убийства, увечья и СПИД

«Была одна девочка — она теперь просто сломанная кукла. Ей проткнули силикон и с другой стороны высунули. Тебе протыкали нос, лицо, тебя резали ножом… За это тебе платили деньги и отпускали. А на все это просто сидел, смотрел и дрочил этот чиновник». Журналист Daily Storm пообщался с девушкой, которая несколько лет занималась эскортом, но нашла силы изменить свою жизнь, и узнал, какая изнанка скрывается за красивыми и манящими картинками шикарной жизни в аккаунтах Instagram-моделей.

Мы встретились в одном из кафе в центре Москвы. Вика (имена в тексте изменены) — красивая, хрупкая и со вкусом одетая девушка с пышной копной волос. В ней нет ни намека на вульгарность или неестественность, какие стереотипно присущи Instagram-моделям. Попросила официанта принести простую воду.

— Как ты попала в эскорт? 

— Я жила в Нальчике и к тому моменту шесть лет проработала официанткой. Однажды мой бывший парень пригласил меня отметить Новый год. Мы уже расстались на тот момент, но он все равно позвал меня праздновать. Там я познакомилась с его подругой — Эмилией, которая прилетела на праздник из Москвы. Эмилия мельком рассказывала про свою жизнь, но не вдавалась в подробности. Через несколько дней мы с ней поехали кататься на сноуборде. А потом она позвала меня в Москву, и я согласилась. Я знала ее три дня.

У меня за плечами были больная бабушка, человек, который меня воспитал и более-менее поднимал, и мама — почти инвалид. У бабушки на тот момент был атеросклероз, а затем врачи поставили диагноз «рак желудка». Мы втроем жили на 15 000 рублей в месяц. Денег не было вообще. У отца — своя семья. Он мне дал в долг 15 000 рублей — это он мне так помогает.

Что касается личной жизни, у меня были не очень здоровые отношения: в 19 лет я влюбилась в мужчину, которому на тот момент было 27 лет. Это был мой первый мужчина, и через неделю после первого раза я узнала, что у него есть невеста. Тогда же я начала встречаться с другим парнем, но тот меня бросил как раз в тот момент, когда заболела моя бабушка. В результате всех этих обстоятельств у меня началась жутчайшая депрессия, я до сих пор сижу на антидепрессантах.

Я уехала в Москву. Я понимала, что мне нужно как-то зарабатывать, чтобы прожить самой, а еще отправлять деньги маме и бабушке на лечение. Тогда я начала искать работу официанткой в стрипе — это то, что я умела делать: я ведь с 14 лет работала официанткой. Каких-то левых мыслей у меня не было: тогда я еще была паинька-девочка.

Я нашла работу в одном из лучших стрип-клубов Москвы. Там я проработала официантом около трех месяцев. Были моменты, когда девочки уезжали с мужиками, но я так не работала. Труд официанта был адский: по 12 часов на шпильках. Однажды я сорвалась. Я возвращалась домой в семь утра. Была зима, холод безумный, а я иду в кедах, из которых уже вылазит большой палец, и у меня по ногам течет кровь. Покупку новой обуви я себе позволить не могла. Я пришла домой, села и поняла, что невыносимо устала.

Когда я была уже в таком состоянии, что легче убить, появился молодой человек, который совсем недавно стал известен как исполнитель одной из самых популярных русскоязычных песен. Он тогда еще не был популярным, одалживал Эмилии деньги и периодически жил у нас. Шел 2017 год. Он был первым, кто начал со мной нормально общаться. Мне он очень понравился: для меня это был прикольный мальчик, который обращает на меня внимание и видит во мне хорошую девочку. Это были такие отношения… передружба, недосекс. Но в один момент, он, видимо, понял, что я начинаю прикипать, и перестал со мной общаться. Это начало меня доламывать.

Я тогда ушла из стрипа и стала работать на двух работах: администратором-официанткой в кальянной и секретарем в юридической фирме — я юрист по образованию. Однажды утром я проснулась, а у меня нет денег даже на автобус, и я опаздываю на работу. Накануне я была под наркотой, которую дала мне попробовать Эмилия. Я приехала на работу зайцем, проблевалась и чуть не сдохла. 

Ночью я пришла к Эмилии — я уже знала, чем она занимается, — и говорю: мне надо. Мне все равно, за какие деньги, хотя бы просто на что-то жить. Так все началось.

— В первый раз было страшно?

— Да. Первый раз у меня был вообще в сауне. Это были постоянные клиенты Эмилии. Мы приехали туда — меня трясло как собаку. Я боялась всего. Как бы то ни было, но мои взгляды все еще оставались нормальными. А потом ты думаешь, что у тебя нет ни воды, ни еды, тебе надо платить за квартиру, отправить денег маме… Тогда я в первый раз напилась. Я купила себе какую-то виагру для женщин в капсулах — она ни фига не работает, разве что как эффект плацебо.

Первые разы были сложные морально. Потом просто втягиваешься получать деньги. Ты заходишь — и ты другой человек. В обычной жизни ты чувствуешь себя волом, который носит все на своей спине. А тут ты заходишь — и как бы к тебе ни относились, но тебя видят девушкой, тебя хотят. И это тоже расслабляет, это подкупает, ты к этому тоже очень сильно привыкаешь.

— Как работает этот бизнес? 

— В первые разы тебя могут позвать даже в сауну. Мужики могут дать тебе 50 тысяч, могут 10 тысяч. Это всегда по-разному. Сначала у меня это варьировалось. Цену определяют менеджеры.

Система такая: есть менеджеры, есть скауты, есть модели, то есть эскортницы. У менеджеров есть своя база клиентов, то есть богатых мужиков. Поначалу я скиталась по маленьким работам, но моя внешность позволяла идти на более крупную рыбу.

Все это управляется через группы в WhatsApp. Там миллионы таких групп, в них сидят менеджеры и модели. Тебе скидывают заказы, например: «нужна девушка, блондинка, такие-то параметры, АС/без АС, допы». Кто-то пишет, что будет нюхать.

Есть уже давно постоянные клиенты, которых знают все менеджеры. Один из таких — Аркадий. Аркаша — это чувак, который платит тысячу баксов за полчаса. К нему сплавляют всех девочек города.

Аркаша меня обожал. Я с ним могла встретиться несколько раз в месяц, и после этого вообще никуда не ходить.

Менеджер Слава — один из самых больших менеджеров в Москве. Он потратил больше трех миллионов долларов на то, чтобы построить всю эту сеть. Но сейчас он зарабатывает столько, что многие чиновники бы ему позавидовали.

— А девушки как? Знакомы друг с другом, нет? Дружат, ругаются?

— Да. Конечно. Надо дружить, потому что у каждого есть свои постоянные клиенты. У меня есть клиент, он попросил еще кого-то привести. Я отправила ее — взяла процент. То есть мне с ней надо дружить. Это уже называется «скауты» — те, кто отправляет к своим клиентам. Их не особо любят менеджеры, потому что они отнимают у них работу. Чаще всего их блокируют. Есть много групп типа черного списка — и моделей, и менеджеров. Туда это все выкладывается. Тусовка состоит из миллиона, но все друг друга знают.

Есть топы. Я входила в понятие «топ». Это девочки от 170, с фигурой — у меня пятый размер груди. Подходила под это понятие. Это девочки не тупые, с которыми можно пообщаться, — те же самые инста-модели. Это топы. А есть обычные.

— Среди девушек в основном те, кому нужен заработок, или те, кто кайф получает? 

— Есть те, есть другие. Разные. То же, что обычная работа. Многие приходят, потому что им нравится работа, а многие — потому что хотят заработать. У многих девочек сдвинутая психика на этом. Та же Эмилия — она не уйдет с этой работы. Она слабая. В плане того, что у нее было более 600 партнеров, — это не считая работы. Она нимфоманка в обычной жизни, но с клиентами ей это не особо нравится. Эмилия не уйдет, потому что она привыкла к легкому заработку. Она другой жизни не знает.

Этих девочек знаешь сколько! И у всех одинаковая история грустная. Есть девочка знакомая — у нее умер муж, она с ребенком осталась. Отправила ребенка к маме, а сама занимается этим в Москве. Здесь миллионы одинаковых грустных историй, про которые не хочется плакать даже.

Работа всегда идет так: в один день у тебя 500 тысяч на карте, а в другой у тебя ноль и ты не можешь заработать на хлеб.

Я не особо жалею, что я там была. Это соблазнительно, потому что я очень много путешествовала. Я была в Испании, была в Италии… Не считая вот этого минуса, но это было круто. Я в среднем зарабатывала 400 тысяч рублей в месяц. И при этом выходила раз пять-шесть, не особо парясь.

— Знаменитости есть среди эскортниц? И насколько важно вести соцсети?

— Их большая часть. Все модели, которых ты знаешь. Инста-модели — все эскортницы. В их числе есть и известные актрисы. Одна из них, к примеру, играла главную роль в весьма популярном некогда сериале на СТС.

Соцсети — это очень важно. Если у тебя подписок очень много, тебе платят намного больше. Если ты просто девочка, тебе могут заплатить тысячу. А если у тебя подписок очень много, тебе могут заплатить 15 тысяч. Звезды все ездят. Всем платят конкретно больше. По большей части все звезды эскортят. Им очень-очень много платят. Все те же проекты в телевизоре. Например, 70% участниц проекта «Холостяк» — эскортницы. Они это делают, чтобы наработать имя. «Дом-2» и «Холостяк» — это первое, куда ты пойдешь. К арабскому шейху, у которого была я, ездили все эти из «Холостяка».

— А какой-то опасности со стороны правоохранительных органов никто вообще не ощущает? 

— Какой опасности? Один из этих чиновников позвонит — и их уволят. Если ты не палишь, то все ровно. Никто не будет трогать этот бизнес, они все — клиенты.

— Среди клиентов много известных людей? 

— Я была с доверенным Путина, у которого официальный заработок пять миллионов долларов. Была с тем, кто держит всю «Москва-Сити». Историю про Настю Рыбку помнишь? Вот у него я тоже была.

 

Мы приехали к ним на тусовку — он там сидел со всеми. Попросили нас, всех девочек, придумать номера, чтобы мы им станцевали. Мы придумывали танцевальные номера — это просто обычная комнатка. Там стулья стоят, барчик… и там небольшое пространство: «Девочки, танцуйте. Придумывайте номера. У вас полчаса». Мы танцуем эти номера, потом все расходимся. Я еще была с другой девочкой, он нас взял двоих: давайте, я хочу увидеть лесби. Ну, короче, тоже своего рода извращенец.

— Было соглашение, что тебе платят и ты молчишь? 

— А об этом и никто не будет говорить — тебя найдут. То же самое, что Рыбка. Никто не хочет так. Тем более никто не хочет лишать себя заработка. Когда я была у тех, кто держит «Москва-Сити», мне дали просто пять тысяч долларов за полчаса. Мне просто дали их на руки, и все.

За день до этого у нас была тусовка, когда они отбирали девочек. Мы там просто сидели, пели в караоке. Мне дали 30 тысяч рублей просто за то, что посидела, и сказали: «Через несколько дней придешь». И таких очень много. Это не просто заработки. Я ездила в Дубаи — ты можешь миллионы привозить.

— Среди клиентов все очень состоятельные люди или есть разные? 

— Есть разные. Есть простые. К простым попадала. Поначалу особенно. Был Коля. Он платил 15 000 рублей, любил сразу с двумя. Я с ним в Испанию летала, отдыхала. Коля был прям друг. Он извращенец конченый. Один раз мы поехали в какой-то совдеповский центр для стариков — дом отдыха. Там внучки со своими бабушками, дедушки и мы. Он взял с собой девочек, попросил устроить показ для своих друзей. Был какой-то совдеповский номер, мы должны были войти в каких-то сексуальных костюмах, и они устраивали конкурсы. Я была в костюме горничной. Пять секунд там потусовалась и ушла. До сих пор костюм дома лежит. Там была женщина лет под 40, которая забеременела от брата этого Коли. Они трахались там друг с другом, прямо в этом помещении. Cвинг-пати какая-то.

В Испании то же самое было. Они могли сидеть в ресторане, говорили: «Сними майку». А девочки с этого прикалывались — они могли майку снять и сидеть без лифчика. В ресторане. Когда такой момент был в Испании, я ушла. Для меня это слишком. Там была девушка, она рассказала, как они перед этим собирались: он привел свою собаку и заставил ее трахать другую девушку. А она этого хотела, ей даже не платили толком. Ей заплатили за это тысяч 15.

— А момент, спать или не спать — он заранее оговаривается? 

— Если тебя захотят, возьмут. Ты едешь туда спать с мужиками. Есть эскорт, который не предполагает такого сопровождения, но он дешевый и не в ту степь. Такие, кто идет тусить на яхте, — это не те девушки.

Все, кто едут туда, они большей частью там и остаются. Они живут кучками, снимают квартиру, и им поступают заказы. В день они могут зарабатывать по две-три тысячи долларов. Там их собирает менеджер, и какой-то процент отдают ему. Так и живут. Живут и шикуют.

— А страшные истории бывали? 

— У меня нет. Но есть подставные люди, которые вызывают девочек и могут избить их или украсть у них деньги. Таких случаев очень много.

Есть Давид. Недавно были новости, что его поймали. Этот человек болел СПИДом. Он вызывал девочек, заражал их, избивал и забирал деньги. Несколько раз я чуть к нему не попалась. Многие знакомые из этой сферы его знают.

Бывали такие случаи, когда сложные сами мужчины. Когда он набухается, начинает нести околесицу. И ты сидишь и думаешь: «Ну, блин, я пришла не выслушивать твои метания. Ну, давай уже, все?»

— И как от таких защититься? 

— Никак. Мозгами. То есть если ты умеешь как-то выруливать.

— А черных списков клиентов нет? 

— Был один из чиновников, который убивал девочек, выкидывал из окна. Это реальный случай, он несколько девочек убил и скинул из окна. Это было где-то два года назад. И было такое, что девочки прятались от него. Он мог накачаться наркотой… Просто он платил очень много. Он платил пять тысяч долларов. Ты могла прийти к нему, побыть с ним полчаса, даже не трахаться. А мог быть под наркотиками, и тогда конец.

— И ему ничего за это не было? 

— Нет. Он и сейчас чиновник. Замяли дело. Выплатили родителям. Ничего не было. Просто он скрылся в другую страну, и все.

А еще один из «вышестоящих» заставляет девочек подписывать контракт о том, что он имеет право делать с ними все что хочет. Реально все! И ты не имеешь права ему что-то сказать. Все это оговаривается с юристами. Девочки не знали, что будет, — думали, ну, максимум анальный секс. А он подвешивал их, мог проткнуть твою грудь спицами, ломал тебе ребра, избивал тебя до потери пульса — до того, что ты вырубалась, а он тебя будил и дальше продолжал. Брал других девочек, чтобы они делали то же самое с тобой. Потом эту куклу, которая так попала… Он ей платил несколько миллионов и выкидывал на улицу. Конечно, эти все деньги уходили по большей части на лечение.

— Как получилось, что ты избежала такого? 

— Потому что я к таким не шла. Ты заранее знаешь, на что ты подписываешься. Она подписала, она знала. Я ходила к проверенным мужчинам. Если они непроверенные, я узнавала это через группы. Многие девочки же этого не знают… и шли на такое. Была девочка — она просто сломанная кукла. Она никогда уже… больше не могла спать даже с мужчинами. Она просто, считай, ходячее тело. После того как в тебя реально втыкали везде все что можно. У нее был силикон — ей проткнули силикон и с другой стороны высунули. Протыкали нос, лицо, резали ножом… За это платили деньги и тебя отпускали. А на это просто сидел, смотрел и дрочил этот чиновник.

— А в разных странах есть свои особенности?

— Перед некоторыми поездками тебе присылают врача, и ты сдаешь анализы. Если все нормально, ты едешь. Я так поехала в Абу-Даби и провела там две недели. За все это время контакт был один раз, минут пять. За это мне заплатили пять тысяч долларов. Единственное, что нужно делать, — лежать и загорать. Нас было пятеро девочек — на вилле у шейха. А он прям задротик: он просто выходил из комнаты, надевал наушники и рубился в свои компьютерные игры. Девочек он позвал, чтобы просто красиво сидели возле его бассейна. Потом вам дают две тысячи долларов на шопинг, вы на эти деньги должны купить себе все что хотите. Приезжаете — вам дают оставшуюся сумму.

— А языковой барьер? 

— А это вообще не важно. Он же с тобой не болтать собрался. Единственное условие — вы должны каждый день в девять вечера выходить потусить. У них есть отдельное помещение с музыкой, баром и алкоголем. Вас туда загоняют — и он может просто зайти на вас посмотреть. А он даже ни разу и не зашел. Вы до 12 часов бухаете и танцуете и идете спать. Он может кого-то из вас просто выцепить. Из нас пятерых каждую по одному разу взяли. Причем он посидел, посмотрел… потом реально лег бревном. По большей части шейхи не любят, когда девочки активничают. Он попросил помять ему плечи. Ты должен полежать бревном пять минут, он улыбнется, даст тебе деньги — и все.

— Вот тебе и горячие арабы!

— Ты оттуда можешь привезти тысяч 30 баксов. Одна девочка с ним даже не трахалась. Они могут просто взять, чтобы было на вилле побольше баб. У них это нормально — чтобы девушек было много. Они даже к себе жить забирают. Одной он просто подарил виллу рядом с собой. Он ее забрал из России, и они живут на вилле. Он любит смотреть, как она на лошадях катается.

Одна из девочек рассказывала, что они катались на яхтах и играли в карты. И он ей говорил: «Если я выиграю, я дам тебе две тысячи баксов». И если он выигрывал, он отдавал ей деньги. Она увезла оттуда тысяч 25 долларов. Ни с кем не спала, просто отдыхала неделю на яхте. В один из дней у нее был день рождения, и ей подарили браслет Cartier.

А еще я ездила в Астану. Там мы были в замке у высокопоставленного чиновника, и это была адская тусовка! Там было около пяти мужчин и очень много девочек. Они привезли нас из Москвы и пригласили еще отдельное стрип-шоу из других городов. Приехал еще какой-то человек из Дубая. Мы тусовались всю ночь, под конец я уже умирала — так хотела спать! И тут они говорят: «Давайте вместе пойдем по спальням». Я ответила, что единственное, что могу, — проблеваться и пойти спать. На следующий день тусовка повторилась, и все эти три дня за тысячу баксов! Вернее, платят около двух тысяч, а тысячу ты отдаешь менеджеру.

В итоге я поднялась в свою комнату, заснула на час… И тут ко мне заходят. Это было жестко. Следующие полутора суток я не спала вообще. Ну представь: ты спишь в комнате, и тут к тебе заходят: «Поворачивайся, нагинайся и стой!» Какой бы психикой ты ни обладала, все равно что-то ломается в этот момент.

В такие моменты я обычно отключалась. Не было такого, что я кайфую от того, что получаю деньги и как это классно. Это то же, что на обычной работе. Улыбаясь своему начальнику, я чувствовала себя аналогично: надо — и надо. Первое, о чем ты думаешь, когда тебя трахают, — о том, что ты получишь бабки. Иногда лежишь и думаешь: «А что я на завтрак буду есть?» Периодически еще вздыхаешь, чтобы он не подумал, что ты труп.

Скриншот: © telegram / modelzonenews
Скриншот: © telegram / modelzonenews

— А предпочтения в основном стандартные у клиентов? 

— Чаще всего да. У большей части постоянных все по схеме. Кто-то любит сначала это, затем это, а потом вот это. А есть очень странные мужики, у которых свои предпочтения.

Был один клиент — Владимир, кажется. Он подарил мне айфон «десятку» и постоянно дарил духи. Он мне нравился именно как человек, потому что с ним можно было поговорить, рассказать о каких-то своих проблемах. Обычно это не приветствуется.

— Общение не приветствуется, да?  

— А ты бы хотела вызвать девочку, которая будет сидеть и рассказывать тебе, как у нее мама болеет раком? Это очень классно, когда девушка такая маленькая, когда ее нужно защищать, но им этого не надо. Им нужен секс.

Так вот, Владимир любил — это очень смешно было — когда ты прыгаешь на него и надуваешь воздушный шарик. Мы называли его «Дутик». Он тоже один из чиновников, у него какие-то свои заводы.

Шарик лежит на полочке. Перед этим он засовывает тебе внутрь лекарство. Потом ты садишься на него, берешь шарик с полочки и начинаешь дуть.

— Он тебе сам изначально свои пожелания озвучивал? 

— Нет. Менеджер меня послала и заранее сказала: у него такое. Не спрашивай, просто делай. А когда ты его целуешь, ты должна дуть ему в щеки. Потом он медленно тебя переворачивает, ложится на тебя ровно солдатиком, и ты дуешь ему в щеки, пока он тебя… И в это время как раз начинался «Дом-2». И я лежу на кровати, дую ему в щеки и смотрю «Дом-2». Потом вы ложитесь, обнимаетесь и дальше смотрите телевизор..

Они все очень странные, у многих очень интересные предпочтения. Это в Астане.

А однажды я поехала в Азербайджан. Меня сразу с самолета отвезли в номер, переодеться. Там отель с бассейном и там ресторан, прямо возле бассейна. Мы сразу сели за столы. Там были бакинские евреи — это такие темпераментные мужчины, похожие на кавказцев. Мы просидели почти всю ночь. А я не пью особо. Эмилия с клиентами может и набухаться, а я себе никогда такого не позволяла — я знала работу.

— Русские тоже возили за границу? 

— За границей с русскими я особо не была.

— А бывают случаи, когда реально отношения складываются? 

— В Москве — бывают, за границей — нет. В Москве девочка вышла замуж. Не знаю, как у них там отношения, но — да.

— Ты знаешь истории девушек, которые завязали с этой деятельностью, кроме тебя? 

— Не знаю. Я, во всяком случае, не слышала. Девочки живут своей жизнью, заодно некоторые подрабатывают. Есть те, у кого давно дети есть. Есть девочки, у которых муж умер и остались дети.. Есть те, которые просто работают и живут роскошно. Еще девочка работала эскортницей, а сейчас на обеспечении. Ее увидел мужик, говорит: «Нигде не работай, я тебя буду обеспечивать, возьму в свою квартиру — и спи со мной. Ты моя спутница будешь».

Есть определенная сумма, которую она получает в месяц. Как с обычным мужиком.

Я тоже как-то встретила такого человека — Марат — который в «Москва-Сити» жил, с которым я познакомилась в торговом центре и который Эмилии купил кроссовки. Он просто прилип ко мне и шел за мной. Я на него ноль внимания, фунт презрения. Он начинает: «Давай я тебе это куплю». Я его посылаю. А Эмилия услышала: «Давай мне купим». Я говорю: «Твори, что хочешь». Он мне купил за 13 000 кроссовки, он меня пять минут видел. Мы просто в ТЦ мимо прошли — я сматерилась на грузинском, я ему понравилась. И он за мной пошел. И я дальше иду: он ей то купил, я пошла в «Зару», что-то там себе выбирала — он пошел оплатил мои покупки. Предложил довезти до дома. Ну довези, ok. И пока мы по дороге ехали, он мне понравился. Я извращенка, что ли, но я люблю вот таких мужиков — чтоб стукнул по столу и чтоб я не хотела ему сказать: «Что, блин?» Оказалось, что он живет в «Москва-Сити», занимает какой-то очень большой пост. Мы с ним тогда начали по ресторанам ходить, он меня в первый же день привез в свою квартиру, говорит: «Перевозишь свои вещи, живешь у меня. В месяц тебе 300 000 буду давать, а если понадобится, то и больше». Я сбежала от него через неделю. Я у него даже не пожила. Мы один раз спали, он офигителен в постели. Я не смогла. Морально не смогла, зная, чем я зарабатываю, остаться с ним. Хороший. Я тогда в первый раз переспала с мужиком, зная его неделю.

У меня секс с мужиком разделяется на классификации: секс по любви, секс за деньги и секс из жалости. Это был третий вариант. Секс из жалости — не в том смысле: «ты ж мой бедненький, дай-ка я тебе дам». Нет. Секс из жалости — у мужа и жены бывает, когда ты упахалась, а он приходит с работы, весь такой уставший, и говорит: «Ну дай» И ты ему такая: «Ну на». Это вот секс из жалости. Это был такой же момент. Я сбежала после этого. Думаю, нет, все, хватит, не могу, не хочу.

— Он не преследовал тебя? 

— Я поменяла номер. Но тогда бы я могла жить в шоколаде, если б не была такой дурой.

— Сколько ты работала? 

— Почти два года.

— А почему решила завязать? 

От этого трудно отказаться… Привыкаешь к тому, что у тебя есть все и ничего тебе за это не будет. Но у меня появился человек. У меня до этого были те отношения три года: даже уже после того, как я рассталась со вторым парнем, я с первым все равно встречалась. Он уже женился. Это во время было уже. Я приезжала каждый месяц в Нальчик, чтобы увидеть его. Хотя он уже женат был, у него была беременная жена, ребенок. Ну это безумная любовь. Я даже не знаю, может быть, до сих пор остались какие-то чувства. Любила этого человека до безумия. И как-то встретила Тему. Подкатил на своем скейте. Он сам небогатый, в химчистке работает.

На мужиков я не западала в плане денег. Работа-работа, но я никогда не была во-первых, морально шлюхой. То есть у меня не было такого, что я пересплю с парнем на первом свидании. Если я встречаюсь с мужчиной — а у меня всего три парня было — никогда не смотрела на деньги. Если мне нравился мужчина, мне абсолютно пофиг. А он подкатил, начал проявлять заботу, начал проявлять какое-то рвение в моей жизни и мне понравился.

Тебе легко выйти, если у тебя за плечами есть такой маленький батут из человека, который тебя поддержит. Я ведь тогда не работала. Ну на что мне жить? Тем более первое время тебе трудно устроиться морально на другую работу. А на что тебе питаться? Да, я могу питаться дошираком, на который я не заработаю на тот момент сама. И мне повезло, что появился Тема. Да, мы собирали мелочь на дорогу, но я могла позволить себе собрать эту мелочь и поехать куда-то. А если бы его не было — я бы вернулась.

— А он не знал, чем ты занимаешься? 

— Нет, конечно. Я говорила, что я секретарь у какого-то очень известного чувака, но он его не знает.

Он появился в моей жизни. И я работала уже намного реже. Конечно, тяжело, когда ты приходишь домой и обнимаешь любимого мужчину, а тебе надо ехать к другому, чтобы с ним переспать. Тем более когда у меня уже психика практически на нуле… У мамы проблемы, бабушка умерла. А бабушка для меня — все мои родители вместе взятые.

Я уже была в таком состоянии, что просто хотелось повеситься. Деньги — не деньги, но это никогда не заменит… Мама со мной не общается, папа… Ну то есть мама общается, но чисто из-за денег. Пришли мне деньги, пришли мне деньги, пришли мне деньги… На этом все. Она мне не звонит по другим поводам.

— Она в курсе?.. 

Нет, конечно. Ей по фигу, откуда я брала деньги. Она даже не спрашивала. Я сказала, что работаю секретарем. Она: ну и пофиг. Пофиг, что ты летаешь куда-то. Это нормально, догадаться для обычного человека: ну как ты можешь летать с такой зарплатой? Каким ты секретарем должна быть, чтобы каждый месяц летать по Абу-Даби, по Дубаю? Папа, конечно, также не интересовался… никто. И тут появился такой человек. Я начала медленно сходить с ума.

И тут самая жесть. Тема уже начал, конечно, подозревать что-то. В какой-то момент он потребовал дать ему телефон. А там 50 этих групп и переписок, и переписки в этот же день были… Я отказалась. Он начал отбирать у меня телефон, я пыталась его блокировать. Был кромешный ад. Он хотел убиться, я хотела убиться… Я просто съела 10 таблеток транквилизаторов. Это был один из самых ужасных дней моей жизни. В пять утра я пошла на улицу. Шла куда-то, он меня за волосы притащил обратно. Я бросила телефон — «десятку» — на дорогу, хотела разбить. Он его схватил. Потом он ушел, я ему кидаю СМС: «Извини, прости» Я все ему рассказала. Он говорил, что знать меня не хочет, обзывал шлюхой, тварью… А я не считала себя шлюхой. Я работала, но я не была шлюхой!

Ладно бы, если б я немного подзаработала и ушла, нашла какую-то другую работу… Но ты привыкаешь к этому! Как ты уйдешь с красивого большого стола кушать на полу? Я не знаю, какая сила воли нужна и какие люди должны быть рядом. А я жила с Эмилией, которая занималась тем же самым.

На следующий день он пришел, и начался второй ад. Он лег рядом. А я была в том состоянии, что даже дотронуться до него не могла. Он лежал рядом и издевался: грязно подкалывал, давил на психику. Я уже даже плакать не могла. Я взяла у него телефон, говорю, надо набрать бывшему — сказать, чтобы он мне денег прислал. Вернусь в Нальчик. Мы с ним долго не общались на тот момент. Я набрала ему, говорю: «Мне нужны деньги и квартира». Он спросил, что случилось. Я сказала: «Нужны». Он: «Хорошо, приезжай». Это тот человек, который мог просто сказать: хорошо, ok. После этого мы больше не созванивались.

Я начала собирать свои вещи. Тема начал выкидывать их из чемодана. Просто брал их и выкидывал.

— Он не хотел расставаться с тобой? 

— Конечно, не хотел. Как он мне потом сказал: «Я в тот момент понял, что я тебя люблю».

А потом он меня схватил, говорит: «Бери нужные вещи». И мы переехали в его съемную комнату на Волгоградке. Это была задрипанная комната: ни одеял, ни подушек. Там было просто много его одежды, на которой мы спали. Обшарпанные стены. И у меня не было ни копейки денег. Я на тот момент уже почти не работала. Могла выйти один раз в месяц: заработала 60 тысяч рублей и растягиваю.

Мы приехали тогда в эту квартиру. Мы питались дошираками. Тема относился ко мне… Я видела его состояние: он мог мне улыбнуться, а на следующий день сказать, что не хочет меня больше видеть. И уйти из квартиры. А я просто оставалась в комнате одна и ждала его. Я боялась, что он может не прийти вообще. Так мы прожили неделю. Просто спали на куртках, накрывались куртками… Прожили там неделю, потом вернулись обратно, в дом родной и начали уже как-то строить свою жизнь. Я долгое время не работала. Я долго очень искала работу, потому что, ну…

— Тяжело было найти работу? 

— А ты представляешь, как после таких заработков пойдешь на работу за 50 тысяч? Первое — это морально настолько сложно, понять, что ты за месяц будешь зарабатывать столько, сколько ты могла за один день. Даже не день, час! Причем от тебя это требует намного больше усилий. От тебя требуются какие-то усилия, к которым ты не привык. Но я привыкла бороться за свою жизнь. Я как таракан — выживу в любой обстановке. Сейчас я работаю офис-менеджером в одной из компаний. Самое тяжелое — привыкнуть ездить на метро. Даже когда денег совсем мало, я до сих пор стараюсь ездить на такси.

Иногда мне сложно из-за того, что Тема не уделяет мне такого внимания, какое я получала раньше. Я начинаю морально возвращаться в то время. А потом вспоминаю, что время временем, но сейчас у меня — отношения. И все равно — этот моральный барьер не пересилить. Все равно ты всю оставшуюся жизнь будешь вспоминать, как там.

 

ИСТОЧНИК

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан.