«Ничего страшного в обнаженном теле нет»

Россиянка обтягивается латексом и покоряет американцев.

За последние несколько лет в Instagram появилось множество альтернативных моделей, высокой моде предпочитающих латекс, фетиш и косплей. Завоевав аудиторию в социальных сетях, девушки стали завсегдатаями игровых фестивалей и тематических конвентов, а также покорили сердца тысяч нердов. Корреспондент «Ленты.ру» посетил одну из вечеринок любителей косплея и пообщался с альтернативной моделью под псевдонимом Octokuro, которая рассказала о заработке на откровенных фотографиях, хейтерах и эротической съемке.

Встреча с Octokuro состоялась в столичном баре с говорящим названием «Папа Вейдер». Уже на улице около входа меня встретила толпа смолящих сигареты хмурых молодых людей, резко выделяющихся на фоне заснеженной Москвы. Всклоченные бороды, ирокезы, проржавевшие доспехи, причудливые противогазы, маски и фантастическое вооружение — все это красноречиво намекало на то, что я оказался в правильном месте.

Оказавшись внутри бара, я долгое время не мог избавиться от ощущения, что нахожусь в одном из заведений Мос-Эйсли — культового города-космопорта из вселенной «Звездных войн». Отыскать девушку оказалось не так просто: потратив изрядное количество времени, я наконец заметил заплетенные в хвост фиолетовые волосы, не без труда пробился к барной стойке, представился и уже через несколько минут болтал с Octokuro близ гардеробной, опасливо поглядывая на проходящих мимо бородачей.

«Лента.ру»: Расскажи, как тебя угораздило стать альтернативной Instagram-моделью?

Octokuro: В 2015 году, работая веб-дизайнером и пробуя свои силы в компьютерной графике, я увлеклась работами людей из сферы альтернативной культуры и ее направлениями: готикой, фетиш- и латекс-модой. Все это меня очень вдохновляло — арты, фотографии, фильмы, люди, музыка. Ну и в какой-то момент я задала себе резонный вопрос: а почему бы не попробовать?

И вот спустя два года я, можно сказать, стала художником, создающим арт-объекты. В моем случае это работа с камерой и фотографиями на различные темы. Чаще всего это тематическая арт-эротика. Например, фетиш, косплей, стимпанк или киберпанк — сейчас этот стиль импонирует мне больше всего.

Свои работы я размещаю на тематических сервисах и в Instagram, где за моим творчеством следит более 250 тысяч человек. Я надеюсь, что все это только из-за качественного контента.

А почему Octokuro?

Потому что люблю осьминогов. И мне нравится, как звучит японский язык. Если перевести Octokuro на русский, то получится «черный осьминог».

Удается заколачивать миллионы долларов?

Несмотря на успех у пользователей, я при всем желании не могу назвать это своей основной работой. Это просто хобби. На жизнь мне приходится зарабатывать в другом месте, но про это я не хочу рассказывать.

Не подумай, у меня, конечно же, получается добывать какие-то деньги творчеством. Во всяком случае я стараюсь, чтобы мои проекты по крайней мере окупались. Но это совсем не главное. Как бы это страшно ни звучало, у меня нет цели заработать как можно больше. Мне нравится сам процесс. Именно творчество. А если кто-то захочет приобрести плакаты и принты с моим изображением, то почему бы и нет.

Как правило, альт-модели зарабатывают на платном контенте с помощью сервиса-посредника Patreon или мелких интернет-магазинчиков. По-разному. Чаще на Patreon: там можно отыскать практически всех российских моделей. Но меня там не найдете, потому как пока я не готова выдавать такое огромное количество контента. Если заключаешь договор с Patreon, приходится ежемесячно радовать аудиторию тоннами фотографий. Я так не хочу.

Ну и, конечно, не стоит забывать про мерч: наклейки, футболки, стикеры, плакаты — в общем все, на что фантазия горазда. У меня вот своего мерча пока нет. Может, футболки со мной кому-то даже понравятся, но сейчас я хочу тратить все свое время на создание фотосетов.

Не знаю, сможет ли творчество когда-нибудь стать моей основной работой. Разумеется, это возможно, я вижу очень много примеров. Но, как правило, это происходит с моделями, живущими за границей. У них, в отличие от нас, гораздо больше возможностей для монетизации контента. Им проще. Даже с юридической стороны. Например, в Германии гораздо легче создать сайт, где аудитория будет платить за контент или оформлять платную подписку.

А на чем удается зарабатывать?

Я периодически участвую в съемках для тематических календарей. У каждой девушки-модели с более-менее крупной аудиторией в конце года есть добрая традиция — не в баню ходить, а календари продавать. Происходит это так: отбираются 12 лучших фотографий за год, и все желающие их приобретают. Сказать по правде, о каком-то конкретном заработке тут говорить не приходится. Если продажи не уходят в минус — это уже хорошо.

Не знаю, как у других, но у меня с этим все в порядке. Помимо календарей неплохо продаются и мои плакатики. Тут все зависит от пиара и самого изображения. Плюс у меня достаточно низкие цены. Можно подумать, что с аудиторией 250 тысяч можно смело задирать нос, но не стоит забывать, что все эти люди из Instagram.

Дело в том, что сейчас далеко не все подписчики могут увидеть твои публикации. После того как Instagram продали Facebook, очень сильно изменились алгоритмы, благодаря которым львиная доля моих работ остается незамеченной. Тут можно вспомнить историю умирающего человека, который написал в Facebook о своей неизлечимой болезни, но благодаря алгоритму этого никто не увидел.

Как обстоят дела с фанатскими донатами?

Донатом я почти не пользуюсь. Видела, как на этом зарабатывают на Patreon. Но, повторюсь, меня там нет. Вообще, косплееры собирают пожертвования не просто так. Например, кому-то нужно набрать определенную сумму на какой-нибудь крутой проект, который не вытянуть самостоятельно. Вот тут приходится обращаться к аудитории.

В благодарность за пожертвования косплеер рассылает донатерам фотографии, видеозаписи процесса создания костюма, кадры с бекстейджа. Многим это интересно. Получается такой своеобразный бартер.

У меня все немного по-другому. Мой самый дорогой косплей был оплачен из моего кармана. Я делала фотосессию по вселенной «Призрака в доспехах», а точнее по последней компьютерной игре, которая была закрыта на стадии бета-теста. Однако остались арты, и я считаю, что у героини крутой внешний вид. К слову, костюм был очень сложный, так как состоял из огромного количества деталей.

Крупные проекты встречались на творческом пути?

А как же. Несколько раз сотрудничала с эротическими сайтами Suicide Girls и Steamgirl, где не раз публиковали мои фотографии, которые они у меня приобрели. Ценник называть не буду — это конфиденциально. А коммерческих проектов в Instagram у меня вовсе нет. Там я не делаю рекламу вообще. И дело не в оскорбленной аудитории, которая может не понять или негативно воспринять ее. Дело в принципе. Я просто не хочу делать рекламу.

Конечно, иногда приходят интересные предложения. Но это, скорее, из разряда коллабораций. Я всех сейчас удивлю, но большинство костюмов, в которых я снимаюсь в студиях, мне не принадлежат. Я беру их напрокат. В итоге получается взаимовыгодное сотрудничество — создатель получает крутые фотографии, а я, в свою очередь, красивый костюм.

Я, кстати, тоже увлекаюсь крафтом, но по мелочи. Из-за своей основной работы я не могу посвятить хендмейду достаточно времени.

Сколько времени ты уделяешь ведению аккаунта Instagram?

Я стараюсь публиковать новые снимки каждый день. В неделю, как нетрудно догадаться, получается семь — это минимум. Хотя у некоторых встречается и меньше. Тут все зависит от контента. Если у человека профиль заполнен роликами, на которых он крафтит костюмы для косплееров, то у него точно не получится публиковать что-то каждый день.

Иногда мы вместе с другими альт-моделями устраиваем совместные фотосессии в Instagram, создаем интересные проекты. Если, конечно, у нас получается выкроить время и отыскать немного желания. Все остаются в плюсе: взаимный пиар, вдохновение друг от друга, обмен опытом и аудиторией.

Правда у Instagram есть и свои минусы. Например, море рекламы. Раньше Instagram был крутой платформой для начинающих артистов, желающих набрать аудиторию. Теперь их просто невозможно отыскать. Одна только реклама.

Можно, конечно, заняться продвижением личного профиля. Но я в этом не разбираюсь. Я не верю в то, что если ты заплатишь какому-то неизвестному дяде, то он привлечет для тебя множество живых подписчиков, которым действительно будет интересно следить за твоим творчеством.

Хотя, признаться, в последнее время с ростом аудитории очень туго. Шатауты вообще не работают: за это даже перестали брать деньги. Да что там, уже и годный контент перестал действовать. Недавно у многих моделей произошел резкий спад подписчиков из-за так называемых автоотписок. Мне об этом сообщили друзья, которые внезапно обнаружили, что платформа просто взяла и отписала их от моего аккаунта.

Фанаты узнают на улицах?

В Москве узнают очень редко. Моя основная аудитория — это американцы. Однако, учитывая популярность VPN и Tor, сложно с уверенностью о чем-то говорить.

Приходилось встречаться с хейтерами?

Не поверишь, но люди всегда могут быть чем-то недовольны. Неважно, на картинке изображена обнаженная девушка или делающий опасный трюк лыжник. Так что с критикой я встречаюсь регулярно. Кому-то я просто не нравлюсь. Ну это нормально — всем не угодишь. Некоторым, например, кажется, что у меня все фотки одинаковые. Вот это уже забавно. Скорее всего, они никогда не видели одинаковых снимков.

Иногда встречаются и консервативно настроенные пользователи, которые по той или иной причине не приемлют обнаженного женского тела на фотографиях. Окей. Отключи себе интернет, если тебе такое не по вкусу. Тебе же не нравится. Так начни с себя. Я никому не навязываю свое творчество, не расклеиваю снимки по улицам. Кому интересно — тот их находит.

Это как на картинке, где ортодоксальные евреи с пейсами сидят в аэропорту с завязанными глазами. Потому как, по их мнению, вокруг них слишком много девушек в футболках. Помню, на одном фестивале был парень, который говорил, что он всегда был против фривольно одетых девушек на фестивалях. Тем не менее, после летнего мероприятия он резко поменял свое мнение и заявил, что это просто замечательно.

Вообще, я стараюсь не отвечать на хейт. Но иногда мне бывает скучно, и тут под руку подворачивается очередной недовольный, высказывающий жутко стереотипную точку зрения. В такие моменты у меня не получается сдерживаться. Ну не могу я не покормить тролля.

Поговорим про оффлайн. Мы сейчас на постапокалиптической вечеринке, как часто ты посещаешь подобные мероприятия?

Я активно стараюсь участвовать во всевозможных тематических мероприятиях. В этом году, например, хочу посетить конвенты в качестве косплеера. Это не очень легко. Чтобы стать косплеером на конвенте, нужно подать заявку и пройти специальный отбор. После одобрения организаторов ты попадаешь на конвент как участник и не платишь за входной билет. Я уже участвовала в одном конвенте на постапокалиптическую тематику в ноябре прошлого года. Это был интересный опыт.

Также я посещаю фестивали, которые, к слову, отличаются от конвентов. Конвент — это всегда шоу, связанное с косплеем, конкурсы костюмов, презентация различных игр, настолок и прочих нердовских штучек. Фестиваль больше похож на опен-эйр, где люди просто отдыхают, развлекаются и выпивают. На конвентах, кстати, как правило, запрещено употребление спиртного.

https://www.instagram.com/p/BXsfTIqBGDm/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=embed_legacy

На фестивалях бывают всякие забавные соревнования. Так, летом прошлого года я участвовала в конкурсе «Битва в надувном бассейне». На самом деле это было не самое страшное. В следующем раунде в бассейне уже кувыркались двое парней, а затем уже четверо. Такие штуки в Москве проводятся раз в год.

Меня на такие фестивали приглашают как участника. От тебя требуется быть веселым и общительным, с хорошим настроением распространять вокруг себя позитив. Прийти и сидеть букой в углу не получится. Так что на фестивалях я бываю часто. Стараюсь успевать, но, к сожалению, у нас в стране их совсем немного.

Тебя не смущает, что большинство посетителей подобных фестивалей видели тебя обнаженной? Как твой молодой человек реагирует на это?

Знаешь, я некоторых из них тоже видела без одежды. На том же самом фестивале, когда они дрались в бассейне. У нас же все занимаются косплеями или реконструкциями. Ничего страшного в обнаженном теле нет. Например, когда ты переодеваешься в гримерке, ты тоже видишь других косплееров. Вообще, у всех по-разному. Кто-то, может, и стесняется, а я чувствую себя как на приеме у врача. Мне все равно.

Моему молодому человеку нравится то, чем я занимаюсь. Я понимаю, что разговор про банальную ревность. Но мой парень, наверное, какой-то более мудрый в этом плане. Вообще, он очень гордится мной. Ему прикольно от того, что всем вокруг нравятся его девушка и ее фотографии. А девушка-то его. Остальные могут только картинки смотреть.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан.