Кризис постельного жанра. Почему в Европе снижается посещаемость борделей?

Амстердамский «квартал красных фонарей» (De Rosse Buurt) — одна из наиболее известных достопримечательностей голландской столицы. Статус района сексуальных услуг, конечно, не очень располагает к размещению его в том же списке, где в алфавитном порядке с короткими комментариями перечислены старая церковь Аудекерк и новая — Ньивекерк, Королевский дворец и здание биржи Берлаге, Рейксмузеум с картинами Рембрандта и знаменитые каналы, подталкивающие восторженных туристов называть Амстердам Северной Венецией. Но… туристы разные нужны, гости всякие важны — они везут в Нидерланды деньги. Которые обменивают в Стране тюльпанов на алкоголь (в больших количествах) и марихуану (курение которой здешними законами разрешается). «Ну а после выпивки, по такому случаю», как пел В. Высоцкий… Нет, не «до небес хочу дворец», а что попроще.

«Шлюхи, где вы? Выходите! Мы пришли на вас смотреть!»

Фото: © AP Photo / Peter Dejong

Группа британских футбольных фанов (красноносых, накачанных пивом и джином до упора, как положено английским болельщикам) вываливается из таверны, коих в округе несчётное количество. Не каждый из фанов подтвердит на детекторе лжи, что способен в таком состоянии совершить какой-то постельный подвиг, но побывать в Амстердаме на матче своей команды с местным «Аяксом» и не отметиться в районе Де-Валлетьес («стеночки» — ещё одно название квартала греха) — это нонсенс.

Фанаты неспешно движутся вдоль домов, в витринах которых сидят ударницы полового труда. Болельщики возбуждены: они размахивают пивными банками, периодически расплёскивая содержащуюся в них жидкость, распинывают аккуратно припаркованные вдоль тротуара велосипеды и нестройно скандируют свои требования зрелищ. Непосредственного контакта с женщинами ради избавления от ударившего в голову тестостерона мужикам не требуется: удовольствие стоит денег, а их у пьяных бриттов уже только на обратный билет до Альбиона.

Всё происходит почти как в старом анекдоте про публичный дом, где в прейскуранте значится: «половой акт — 5 долларов; наблюдение за половым актом — 10 долларов; наблюдение за наблюдающим — 25 долларов». Отличие от описанной в анекдоте ситуации только в том, что наблюдающие находятся вне пределов дома терпимости и потому для них просмотр шоу бесплатный.

Фото: © AP Photo / Dita Alangkara

«За год через «улицу красных фонарей» проходит до 2,5 миллиона туристов. Потому мы живём хорошо», — сообщает, наполняя «Хайнекеном» кружку очередному клиенту, Ван Дайк, бармен одного из заведений (название не привожу, чтобы не делать таверне халявную рекламу). Нет сомнения, что для общения с русским журналистом голландец выбрал не своё настоящее имя, а звучный псевдоним (Ван Дайк — известный нидерландский футболист), но хозяин — барин. Устраивать документальную проверку не входит в мои обязанности.

«Мы», по словам Дайка, относится только к заведениям общепита. Девушки в витринах спросом пользуются всё меньше.

«Посмотрели — и будет что вспомнить. Экспонаты руками трогать не обязательно», — подмигивает бармен.

Как вам дамы из Амстердама?

Ползущие по улицам заезжие фанаты с удовольствием делают селфи на фоне сидящих за окнами проституток. Женщины злятся: через некоторое время эти фото и видео появятся в сетях, но вряд ли это увеличит им клиентуру — цены на специальные услуги лезут вверх и туристы всё чаще останавливаются на реализации желания «только посмотреть».

«Наши услуги перестали быть высокодоходными, скатившись на уровень борьбы за выживание, — расстроенно высказывается в газете Trouw Фритц Рувоет из Bright Fame — организации, являющейся чем-то вроде профсоюза работниц сферы постельных услуг. — Девушки в долгах как в шелках. Дебетовое годовое сальдо у большинства составляет от 100 до 30 тысяч евро. Высокая арендная плата за место (туристическая посещаемость обязывает!), необходимость покупать дорогую одежду, поддерживать себя в физической форме… Нет такого реального спроса, способного перекрыть затраты. Клиентов отбивают девушки по вызову, с которыми можно договориться обо всём в Интернете. Дешевле намного. Для тех, кому антураж не важен, это вариант».

Фото: © Shutterstock

По утверждению специалистов из Prostitutie-informatiecentrum (PIC — Информационный центр по проституции), «толпы зевак, беспрестанно курсирующие по кварталу, пугают потенциальных клиентов — кому охота светиться в момент переговоров с девушкой за стеклом в наше время поголовной съёмки всего и вся на мобильные телефоны? «Улица красных фонарей» превращается просто в какую-то картинную галерею, музей невосковых фигур, на которые уже ходят поглазеть семьями — родители не стесняются приводить сюда несовершеннолетних детей. Может быть, в назидание и предупреждение: учись, дочка, строй карьеру, а то…»

«Количество пустующих «выставочных мест» огромно, — комментирует тому же Trouw Мастен Ставаст, заведующий арендой 27 витрин и комнат девяти зданий в «стеночках». — Каждая за сутки должна заплатить не менее 80 евро. И это ещё по-божески. Девочки жалуются, что по договорённости о ценах на услуги им остаётся всего 15 евро с клиента. Этого едва хватит на то, чтобы не протянуть ноги с голоду. Проституция сейчас очень сложная профессия».

Названная арендная плата действительно щадящая. По сведениям испанского издания El Confidencial, в «особенно проходных участках» с проституток берут и по 200 евро за аренду помещения на одну ночь. При графике, рассчитываемом хозяевами (шесть ночей рабочих, одна выходная), девушке придётся выплачивать за аренду 1200 евро в неделю. Голландская пресса утверждает, что средняя цена секс-услуг «красноуличных» дам — 50 евро за 20 минут. Миллионершей при таких расценках можно стать только теоретически. Во-первых, в этом полтиннике сидит 21% НДС, который отдай государству обязательно, а во-вторых — мало кому везёт обслужить больше двух-трёх клиентов.

Вход — только по списку

Фото: © AP Photo / Franka Bruns

Амстердамские власти обеспокоены переходом секс-туризма из категории «реальный половой контакт» в категорию «только посмотреть». Поэтому решено воспрепятствовать этому, предпринимая самые жёсткие (финансовые, разумеется, какие же ещё?) меры.

Гидам, устраивающим «туристические показы» квартала, предписано собирать группу экскурсантов где-то в отдалении от места осмотра достопримечательности. Чтобы никто лишний не прицепился, требуется обязательно составить список участников экскурсии. Полиция и агенты в штатском могут в любой момент проверить, соответствует ли число экскурсантов заявленному. Штраф в случае нарушения возьмут с гида — 150 евро с экскурсовода в статусе индивидуального предпринимателя, 950 евро — с агента, представляющего фирму. За три подобных нарушения можно лишиться лицензии гида.

Администрация квартала со своей стороны тоже стремится освободить «улицы красных фонарей» от просто любопытствующих: в Интернете запущено приложение Sophie, позволяющее совершить двухчасовую виртуальную экскурсию по району, в ходе которой гид расскажет об истории проституции в «стеночках», порекомендует кофешопы для тех, кто соберётся посетить квартал живьём. Программа, включающая в себя остановку в 31 точке с круговым обзором, скачивается за 4,49 евро.

Доходный бизнес — мимо казны

Фото: © AP Photo / Franka Bruns

Вообще говоря, Евросоюз, так кичащийся единомыслием (в смысле — обязанностью единогласно принимать решения, которые должны исполняться всеми государствами-членами беспрекословно), на самом деле в юридической сфере весьма неоднороден. В отношении к проституции это особенно заметно.

В Германии, Нидерландах, Австрии, Швейцарии, Греции, Бельгии, Дании, Люксембурге, Латвии и Турции это легальный бизнес. Немцы, по утверждению европейской прессы, имеют самое либеральное на континенте законодательство в названной сфере. Некоторые критики считают, что, приняв в 2002 году закон о легализации проституции, бундестаг «превратил страну в самый большой бордель в Европе».

Инициатор правовой нормы — правительство, руководимое Герхардом Шрёдером, — придерживается иного мнения, утверждая, что действовало «для блага всей нации и отдельных её категорий, уязвимых экономически». По словам тогдашнего канцлера, правительство «стремилось обустроить правовое и социальное положение людей, занимающихся проституцией. В частности, улучшить условия труда людей, которые торгуют своим телом, и создать им возможность доступа к сфере социального обеспечения государства — делать необходимые отчисления в накопительные фонды с последующим получением пенсии по возрасту».

За сложной и запутанной игрой слов, представляющих правительство страны чуть ли не организацией, занимающейся благотворительностью в отношении проституток, скрывается лаконичное экономическое обоснование легализации предоставления сексуальных услуг: по подсчётам специалистов, организованная и контролируемая проституция в Германии — бизнес с годовым оборотом до 16 миллиардов евро. Правда, сколько из этих денег попадает в госюбджет (и попадает ли вообще) — никто не в курсе.

Впрочем, держатели немецких борделей в последние пару лет жалуются, что «мужик пошёл не тот» — меньше стал посещать ночные клубы. В том числе крупнейший в Европе Pascha club в Кёльне, где 365 дней в году трудятся не покладая рук (а также ног и прочих частей тела) 120 дамочек с низкой социальной ответственностью. По свидетельству анонимных экспертов, «если раньше Pascha club принимал по несколько тысяч клиентов в сутки, то теперь число визитёров исчисляется лишь сотнями».

AP Photo / Evert Elzinga

Сомнительно, что у потенциальных посетителей борделей вдруг взыграло желание следовать заповеди Иисуса Христа «Не прелюбодействуй» и они вспомнили о нравственности.

Похоже, кризис в сфере половых удовольствий коснулся не только амстердамских заведений, но и стал явлением, распространённым на территории всего Старого Света.

Германия лидирует и по количеству занятых рабочих мест в этой сфере — около 400 тысяч человек трудятся в постели, сообщает британское издание The Prisma. Второе место занимает Испания (около 300 тысяч), третье — Италия (100 тысяч).

Несмотря на то что торговля телом признана официальным трудовым занятием, немецкие жрицы любви не спешат регистрироваться в службах социального страхования как проститутки, предпочитая проходить по другим рабочим категориям. Всего у 44 из упомянутых выше 400 тысяч постельных тружениц в регистрационных документах в качестве профессии значится «проститутка».

В Испании торговля телом построена по иному, чем в Германии, принципу, который условно можно охарактеризовать как «заметно, но не мешает». Испанские газеты в разделе объявлений и интернет-сайты буквально ломятся от предложений «всестороннего массажа со счастливым финалом». Закона о легализованной проституции в стране нет, но, поскольку «массажистки» исправно платят налоги со своей трудовой деятельности, да ещё и предварительно прослушивают курсы и получают соответствующие лицензии (специалистов по спортивному и лечебно-восстановительному массажу), речь о непристойности занятия в правоохранительных кругах не ведётся.

Ограничения накладываются только на уличную проституцию — и то если дело касается общественно значимых в плане культуры мест. Нарушители установленных правил караются штрафами, причём в каждом городе к проблеме подходят по-своему: кто-то штрафует жриц любви, кто-то — их клиентов, а кто-то — и тех и других одновременно.

Сюрприз для испанского правительства

Фото: © AP Photo / Alberto Di Lolli

На прошлой неделе случилось неожиданное: испанское правительство обнаружило, что в стране существует «Организация работниц сексуального труда» (Organización de Trabajadoras Sexuales — OTRAS), выполняющая функции профсоюза. Новый кабинет заступил на трудовую вахту в начале июня нынешнего года. Пока министры рассаживались и обживались в своих креслах, девушки по вызову подсуетились и зарегистрировали свой профессиональный синдикат. Министр труда Магдалена Валерио узнала о существовании данной организации только прочтя августовский издаваемый правительством «Официальный государственный бюллетень», в котором публикуется вся информация о регистрируемых общественных объединениях национального уровня. После того как удивление от прочитанного прошло, Валерио потребовала объяснений от своих подчинённых — как могли проморгать такое. И тут же обратилась в органы юстиции с требованием отменить регистрацию OTRAS.

Девушки из организации в ответ не промолчали — вышли на демонстрацию, в ходе которой «выразили удивление, что правительство феминисток (ровно половина министерств нынешнего кабинета возглавляется женщинами. — Прим. авт.) не знает, что сексуальный труд — это тоже работа», отмечает издание El Mundo.

«Они бы там, в высоких кабинетах, лучше занялись решением вопроса, как воспрепятствовать контролируемому мафией трафику женщин для секс-утех в Испанию из других стран», — заявила активистка OTRAS Сабрина Санчес.

По свидетельству The Prisma, ссылающейся на свежий доклад ООН по теме, «каждая седьмая проститутка в странах Евросоюза — сексуальная рабыня, привезённая из-за рубежа. Чаще всего среди секс-невольниц встречаются гражданки из балканских стран (32%), республик бывшего СССР (19%) и южноамериканки (13%).

В Италии проституция в число разрешённых видов деятельности (или, по крайней мере, «не мешающих») не включена. Ежегодный оборот этого вида теневого бизнеса на Апеннинах составляет до пяти миллиардов евро, а предоставление секс-сервиса и пользование услугами проституток караются штрафом до 3000 евро и двумя неделями пребывания за решёткой.

В Швеции, Франции и некоторых других странах ЕС проституция вообще запрещена. Забавно, что законодатели стран, легализующих это явление, и государств, ставящих его вне закона, объясняют свои действия одним и тем же — желанием если не избежать полностью, то, по крайней мере, уменьшить возможность сексуальных домогательств и количество преступление на сексуальной почве.

А пока они доказывают друг другу на общих сборах в Европарламенте, чья метода лучше, сферу проституции постепенно душит кризис.

 

ИСТОЧНИК

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан.